Назарбаев распродает землю Казахстана быстрее, чем пирожки в базарный день

Мухтар Аблязов еще в начале 2000-х предостерегал руководство Казахстана от бездумной продажи миллионов гектаров земли китайцам. Сегодня эта проблема обрела колоссальный размах – Назарбаев в открытую продает земли Казахстана китайским корпорациям. На таких махинациях и аферах, буквально продавая Родину, Назарбаев и его клан зарабатывают миллиарды долларов.

Миллион гектар казахской земли и китайцы.

На 22-ом пленарном собрании иностранных инвесторов, проходившем 4 декабря в Астане, глава государства рассказал о китайской инициативе по аренде китайской стороной 1 миллиона гектаров казахских...

На 22-ом пленарном собрании иностранных инвесторов, проходившем 4 декабря в Астане, глава государства рассказал о китайской инициативе по аренде китайской стороной 1 миллиона гектаров казахских земли. Из сказанного можно было сделать вывод, что казахская сторона не противится передаче своих земель в долговременную аренду представителям иных стран.

Уже прошел год с тех пор, как в иностранную прессу просочилась информация о проявленном желании со стороны Китая и Индии приобрести наши земли.

Несмотря на то, что 24 апреля 2008 года было сказано о демаркации наших границ со всеми сопредельными государствами, в индийском издании «CALCUTA TELEGRAPH» появляется статья, гласящая «Не хватает земель, добро пожаловать в Казахстан!». В ней, в частности говорилось о том, что индусские фермеры уже положили глаз на пустующие казахские земли. Спустя еще какое-то время 26 мая на сайте радио «Азаттык», появляется статья Султан Хана Акулы, в которой говорится о выставленной на продажу астанинскими ивесторами земле, по своей стоимости достигающей земли Голландии. В этой статье утверждалось о подготовке соответствующей законодательной базы по передаче казахстанской земли в аренду иностранцам.

Не будем забывать и тот факт, что в земельном кодексе нашей страны, есть пункт гласящий, что земли Казахстана не отдаются в частную собственность иностранным гражданам. Но вероятно, долговременной аренды казахстанских земель данный закон не касается. На ум поневоле приходят слова китайского посла во время посещения им Астаны, сказавшим буквально следующее: «Мы намерены скупать (в Казахстане) много земель». Таким образом, китайские фермеры уже сегодня готовы отправиться в Казахстан. Они предполагают арендовать 1 миллион гектаров казахстанской земли, сроком на 10 лет.

Как оказалось, тот факт, что Китай прививает живущим на территории КНР нашим собратьям – казахам, свои приоритеты и духовные ценности, делая из них полноценных китайцев, не самое страшное в наших отношениях с этой страной. Теперь им понадобились еще и наша земля.

Мы знаем, что в какой бы стране они не находились, китайцы в обязательном порядке принимают культуру и учат язык того государства. Но наряду с этим мелкие китайские городки существуют в каждом государстве. По сей день, нет достоверных сведений о точном количестве китайцев, проживающих на нашей территории. На базарах их, к примеру, пруд пруди. Среди них есть и те, кто вступают в брак с казахскими девушками, с целью получения казахстанского гражданства. В прессе существует версия об освоении земель в Алакольском районе Алматинской области силами трех тысяч китайских фермеров. Правительство долгое время сводило на нет данную информацию. Но французская пресса, в апреле этого года подтвердила ее достоверность.

Интересно и то, что в самом Китае проживают два миллиона представителей казахской нации. Но нет никаких вестей о возвращении их на родину. Несколько лет назад такая возможность еще существовала. Однако сегодня им чиняться искусственные препоны. На сегодня лишь двенадцать семей этнических казахов, проживающих в Китае, подали прощение о возвращении их на историческую родину. Однако власти и на это наложили запрет, под тем предлогом, что их детям не исполнилось восемнадцать лет. Получается, что переезд казахов из Китая на свою родину осуществить представляется не возможным, а вот китайцев, которых насчитывается полтора миллиарда, мы готовы принять с распростертыми объятиями.

Когда-то в прошлом наши предки говорили «взяв лодку, посягаешь на берег, захватив реку, посягаешь на подножие горы». Поэтому поведение Китая не должно оставить равнодушным жителей нашего государства.

Над Казахстаном нависла реальная угроза китаизации и потери суверенитета

Складывает такое ощущение, что вызвав общественное негодование по поводу проекта Доктрины национального единства Казахстана, власти страны умышленно выводят из поля зрения общественности другую, более серьезную тему, которая касается вопросов национальной безопасности и целостности страны.

Сейчас много говорится о несостоявшейся Доктрине национального единства Казахстана. Общество негодует, власти в панике. За последние несколько недель представители Администрации Президента РК и Ассамблеи народа Казахстана неоднократно побывали в Алматы, где в неформальной обстановке вели переговоры уже не только с командой М. Шаханова, но и многочисленными представителями научной и творческой интеллигенции, которые открыто выражают недовольство проводимой государством этнополитикой. В общем, ходоки обещали снять пока с повестки проект доктрины, по которому в СМИ развернулась настоящая травля М. Шаханова и представителей этноориентированных казахских движений и организаций. Крикунов оказалось даже больше, чем можно было бы себе представить. Среди них известные в Казахстане люди – политики, эксперты, журналисты, политологи и много еще кто. Не будем их перечислять. Их имена у всех на слуху. Просто теперь стало понятно как в действительности эти наши граждане (или сограждане, в общем, как им удобно) пекутся о будущем нации.

Складывает такое ощущение, что вызвав общественное негодование по поводу проекта Доктрины национального единства Казахстана, власти страны умышленно выводят из поля зрения общественности другую, более серьезную тему, которая касается вопросов национальной безопасности и целостности страны. Речь идет о событии, имевшем место 4 декабря этого года на совещании Совета иностранных инвесторов. Тогда президент Казахстана Н. Назарбаев сообщил о предложении правительства Китая о предоставлении 1 миллиона гектаров казахской земли под китайский сельскохозяйственный проект. Причем сказал он это не случайно, не просто так, а именно накануне приезда председателя Китайской Народной Республики Ху Цзиньтао в Казахстан.

На радио “Азаттык” появилась информация на эту тему, по которой “заранее, по указанию премьерминистра К. Масимова в стране проводится подробный кадастр земель четырех – Алматинской, ЮжноКазахстанской, Павлодарской и Восточно-Казахстанской – областей. Именно якобы под земли, которые были бы пригодны для выращивания именно этих культур, которые никогда не выращивались у нас”. В данном случае речь идет о разведении сои и рапса в ряде регионов Казахстана. Значит, радио Азаттык говорит правду, поскольку “разговор идет именно о тех плантациях, которые китайские власти собираются организовывать здесь. Раз уж сам президент страны озвучил это предложение, то это очень серьезный вопрос”.

Власть опять в панике. Устами премьер-министра К. Масимова в общество дается сигнал: “Никто китайцам землю не отдаст” (заявление Премьер-министра К. Масимова). “У нас в Конституции, во всех законах все очень четко написано и по земельному кодексу запрещено, земля может принадлежать только гражданам Казахстана”.

Но это заявление звучит не убедительно. К. Масимов не говорит, что не отдаст землю в аренду иностранцам, в данном случае китайцам. Он ни слова не сказал о том, кто будет выращивать сою и рапсу, наши или китайцы. Наконец, он ни слова не сказал о том, что по действующему земельному кодексу землю можно сдавать тем же китайцам в аренду на 49 лет.

Дьявол кроется в деталях. Как метко заметил К. Сыроежкин, для того чтобы обработать один гектар, в среднем, требуется три человека. Миллион гектаров – это пять миллионов китайцев. Причем, использовать казахстанскую рабочую силу Китай не будет ни в коем случае. Какие еще аргументы нужны?

Получается, что все разговоры имеют под собой почву. И не сегодня так завтра возможность передачи 1 млн. гектаров земли нашим соседям может стать вполне реальным сценарием развития ситуации.

Почему напрашивается такой вывод? Да потому что ситуация изначально получается странная За исключением просьбы К. Масимова “не создавать ажиотаж вокруг информации о возможной передаче Казахстаном в аренду сельскохозяйственной земли Китаю”, не было озвучено ни вразумительной позиции Казахстана, ни подробной информации, ни какого либо уточненного комментария по этому поводу со стороны ответственных лиц. Хотя, по хорошему, раз уж Глава государства Н. Назарбаев сам озвучил такой сценарий, именно он и должен был его опровергнуть. Но раз эта деликатная миссия поручена К. Масимову, то значит, наш президент чего-то не договаривает. Он ведь прекрасно понимает, что все разговоры развернулись вокруг его слов, озвученных им на встрече с иностранными инвесторами. Почему же он молчит? Между тем, именно это обстоятельство и запутывает ситуацию, приводя к неутешительным выводам. Появляется сразу неколько версий.

Версия первая. Начавшиеся разговоры о возможной передаче Казахстаном в аренду сельскохозяйственной земли Китаю – это результат давления китайской стороны на казахстанское руководство, “наш вынужденный ответ на ненавязчивый китайский кредит”, если так можно выразится.

Неформально руководство Казахстана могло пойти на встречу китайской стороне в вопросе о предоставлении китайским сельхозпроизводителям казахстанских земель.

Есть и вторая версия, правда, из разряда конспирологических. Это заявление, вернее слова руководителя страны, есть не что иное как зондаж общественного мнения. Цель –взбудоражить этноориентированные казахские движения и организации, дабы проверить на что они способны. Ведь не секрет, что именно они сегодня активно оппонируют властям, при этом количество их стороннииков растет с каждым годом. А заодно проверить на зрелость все общество, чтобы получить более или менее ясную картину на что люди готовы ради таких священных понятий как “земля” и “родина”.

Но если это зондаж общественного мнения, то зачем этого делать? Для чего? Смысл то какой? Все прекрасно понимают, что пока в Казахстане остались здравомыслящие люди, а их надо полагать, все же большинство населения, никто не одобрит эту смертельно опасную для страны и ее будущего затею.

Ведь отдать китайцем землю в аренду равносильно предательству интересов страны и народа. В этом никто не сомневается.

Дальше нам даже не хочется комментировать. Если все разговоры про аренду земли имеют реальную почву, если у властей страны действительно назревают подобные планы, то вывод здесь простой и понятный – над целостностью Казахстана нависла реальная угроза. Пока же мы можем только констатировать, что начало таких разговоров, инициированных властью – это начало опасной игры со своим народом, которое может привести к непредсказуемым последствиям, как для самой власти, так и для всей страны.

Хочется надеяться, что политическое руководство страны понимает всю серьезность и опасность данной ситуации и в скором времени предоставить общественности детальное разъяснение по данному вопросу, публично и на самом высшем уровне. Сегодня весьма очевидно, что замалчивание либо попытки решить этот злободневный для всего общества вопрос в “закрытом режиме” может только дестабилизировать ситуацию в стране и спровоцировать массовые волнения в народе. Важно исходить из того понимания, что народ Казахстана никогда не поддержит Акорду в вопросе о передаче земли иностранному государству. Это принципиальный для каждого гражданина Казахстана вопрос. И самое главное. В такой игре победителей не бывает. Мы все можем оказаться проигравшими.

Земельный вопрос в Центральной Азии и Китай

Одной из тем, которая гарантирует страстные дискуссии в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане, является земля и Китай. Китай получает землю в Центральной Азии, и китайские фермеры уже работают на арендованных землях. Местные жители не слишком этому рады.

ТРУДНОЕ ВРЕМЯ

Это играет роль в недавних широко распространившихся протестах в Казахстане. Автор этих строк склонен согласиться с теми, кто видит, что ситуация в Казахстане в настоящее время накаляется. Сейчас есть много вопросов, которые вызывают недовольство в Казахстане. Тема приватизации земли и идея, что ее могут приобрести — даже временно — китайцы, только подливают масла в огонь.

Удивляет то, что казахстанские власти, переживающие худший экономический кризис за последние 20 лет, выбрали это время для проведения приватизации земли и не показали ясно с самого первого момента, что иностранцы — в том числе китайцы — не могут владеть казахстанской землей. Сейчас власти расплачиваются за это, и им приходится работать дополнительно, чтобы объяснить план приватизации и смягчить напряжение, возникшее после появления слухов о том, что китайцы начнут обрабатывать казахстанские земли.

Это беспокойство среди народа в Казахстане, а также в Кыргызстане и Таджикистане, небезосновательно. Чтобы понять почему, нужно вернуться приблизительно на 20 лет назад к соглашению, предназначенному снять это напряжение.

БАЗА ДЛЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

В конце апреля 1996 года лидеры Китая, России, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана встретились в Шанхае, чтобы подписать соглашение по отводу военных сил от бывшей китайско-советской границы — ныне границы между Китаем и странами СНГ. Это был жест по укреплению отношений. В основу соглашения легло решение сформировать «Шанхайскую пятерку», которая пять лет спустя и после вступления в нее Узбекистана стала Шанхайской организацией сотрудничества (ШОС).

Многие наблюдатели в Центральной Азии отмечают, что ШОС стала методом, с помощью которого Китай начал развивать экономические отношения с Центральной Азией, и сейчас Китай является одним из ведущих — если не самым главным — торговым партнером всех пяти государств Центральной Азии. «Шанхайская пятерка» также заложила базу для требований Китая в отношении земли на границе с Центральной Азией. Соглашение 1996 года, по сути, стерло линию, служившую китайско-советской границей, и потребовало новой демаркации. Цзян Цзэминь, будучи главой Китая, посетил Казахстан и Кыргызстан в июле 1996 года, чтобы обсудить делимитацию. В то время Цзян Цзэминь пропустил Таджикистан, где тогда уже три года шла гражданская война.

СОГЛАШЕНИЯ В КАЗАХСТАНЕ И КЫРГЫЗСТАНЕ

К началу 1999 года Казахстан был готов уступить почти половину из 34 тысяч квадратных километров территории, оспариваемой Китаем. В Казахстане это было весьма непопулярным решением. В то время в парламенте были легитимные оппозиционные депутаты, общественные движения и независимая пресса, у которой по сравнению с настоящим временем было гораздо больше места для маневров. Эти группы выступили с критикой этого шага.

Как сообщалось, государственная пресса подчеркивала тот факт, что Казахстан получил «56,9 процента» оспариваемой территории, однако критики указывали на то, что оставшиеся 43,1 процента были землей Казахстана до нового соглашения с Китаем. Соглашение о границе с Китаем было одобрено мажилисом парламента 3 февраля 1999 года, 10 марта оно было одобрено в сенате, и 24 марта его подписал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Китайско-кыргызское соглашение о границе стало более сложным. Соглашение с Кыргызстаном по передаче более 1 250 квадратных километров земли Китаю было подписано в 1999 году. В то время была широкая и громкая оппозиция этому шагу, вплоть до призывов импичмента президента Аскара Акаева, которая продлилась в течение нескольких лет. Процесс демаркации начался в июне 2001 года. В течение нескольких дней Законодательное собрание — нижняя палата тогда двухпалатного кыргызского парламента — проголосовало за то, чтобы остановить демаркацию, и подготовило законопроект против этого соглашения. Только в конце мая 2002 года президент Аскар Акаев в конце концов добился согласия на заключение соглашения и в июне отправился в Китай для его подписания с китайскими официальными лицами. Но даже в феврале 2003 года некоторые кыргызские депутаты требовали расторгнуть это соглашение.

ЗЕМЛЯ В ТАДЖИКИСТАНЕ

Таджикистан и Китай также подписали соглашение по демаркации границ в 1999 году, однако только в 2002 году Таджикистан признал, что был готов уступить около 1 122 квадратных километров оспариваемой территории Китаю. Как в случае Казахстана и Кыргызстана, в Таджикистане было много несогласных с соглашением, включая жителей восточной Горно-Бадахшанской области. Земля, которая должна была быть передана Китаю, находилась в Горном Бадахшане, и автономный статус области технически требовал, чтобы соглашение было одобрено на местном уровне.

Парламент Таджикистана одобрил это соглашение только в январе 2011 года на фоне вновь вспыхнувшей критики, в особенности со стороны Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), у которой в то время было два места в парламенте. Заместитель председателя ПИВТ Саидумар Хусайни сказал в то время, что «по этому вопросу нужно было провести референдум, поскольку эта территория никогда не принадлежала Китаю. Таджикистан признан в качестве независимой страны ООН». Хусайни отверг требование Китая, заявив, что «такие требования существуют во всем мире и не могут считаться доказательством». Местные власти в Горном Бадахшане никто не спрашивал.

Этот вопрос снова появился в апреле 2013 года, когда лидер оппозиционной Социал-демократической партии Таджикистана Рахматулло Зоиров дал интервью иранскому радио «Хорасан» и сказал, что таджикские власти уступили больше земли, чем они признали. Таджикские власти опровергли утверждения Рахматулло Зоирова, однако после этого отменили аккредитацию трех корреспондентов радио «Хорасан».

Менее недели спустя после того, как таджикский парламент одобрил противоречивое соглашение о демаркации границы с Китаем, у таджикских властей появилась другая новость. Около двух тысяч гектаров земли в Хатлонской области, трудовые мигранты из которой отправились в Россию, решили сдать в аренду китайским фермерам.

Это возвращает нас к теме Казахстана и возможностей китайских фермеров работать на казахстанской земле. В конце 2009 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев сказал, что Китай попросил сдать ему в аренду до одного миллиона гектаров земли. Эта идея вызвала протесты, и казахстанские власти в течение последующих нескольких месяцев отрицали, что Казахстан планировал «дать» землю Китаю. Поэтому казахстанские власти должны были бы знать, что могло произойти, когда подняли тему приватизации земли в 2016 году. Внесение положения о том, что иностранцы могут брать землю в аренду сроком до 25 лет, вряд ли может дать ответ на страхи населения по поводу того, что Китай намерен поглотить казахские земли. Ведь Китай в течение последних 15 лет уже получил 16 тысяч квадратных километров земли, ранее относившейся к странам Центральной Азии.

Источник: TOP SMI